Tarrantry

The world that could be

Часы для Республики (IIIa)

Часть I

Часть II

4 марта 1929 года, 13:49. Майкл Роналдс, вице-директор часового завода EKB и инженер-коммандер ВМФ Атлантической Республики, сидел за рулем своего маленького "Опеля", поеживаясь от холода. День был ясный, но отнюдь не теплый. И ветреный - особенно на гренхенском аэродроме. Машина была припаркована у нового ангара с огромной синей надписью Atlantic Watch Co. Казалось, что ангар должен защитить от потоков колючего воздуха, ан не тут-то было - тент "Опеля" колыхался, ноги коченели, а транспарант с надписью "Herzlichen Willkommen in der Schweiz!" надувался как парус и явно надумывал улететь. Роналдс потянулся к термосу, взглянул на циферблат водонепроницаемого "Атлантика", поднял глаза - и увидел темно-красную точку, приближавшуюся со стороны Бильского озера.

Через две минуты точка превратилась в небольшой самолет. Вот он уже совсем близко - но вместо того, чтобы зайти на посадку, аэроплан вдруг стал набирать высоту и пронесся над летным полем, сделав три бочки. Немногочисленные зрители дружно ахнули, а дерзкий самолетик описал плавный полукруг, снизился, еще раз пролетел над аэродромом, уже медленно, выполнил разворот - почти "блинчиком", зрители снова ахнули - и спустя несколько мгновений как ни в чем не бывало покатился по полосе. Майкл нажал на газ, но трогаться с места не пришлось: возмутитель спокойствия остановился всего в десятке метров от ангара. Пилот привстал в кабине, отсалютовал публике, выдержал паузу, чтобы репортеры "Нойе Бернер Цайтунг" и "Билер Тагблатт" успели поменять пластинки в своих аппаратах, выбрался на крыло, широко развел руки - будто сам сейчас полетит - и спрыгнул на мерзлую землю. Рейнолдс был уже рядом, он крепко обнял пилота, поднял забрало его очков, расцеловал - а пилот, одной рукой обвив шею технического директора, другой сорвал с головы шлем. И тут публика ахнула в третий раз: авиатор оказался девушкой! Да еще и модно подстриженной, прическа как из парижского журнала.

- Братец Майкл, хорошо тебя тут заморозили - ни капли не постарел!

- Кэт, сестричка! До чего же я по тебе соскучился, хулиганка, позор семьи!

Что бы там кто ни говорил, но Кэтрин Роналдс приходилась Майклу Роналдсу родной сестрой. И они не виделись полтора года. Оставим их ненадолго, пусть поговорят - и уделим немного внимания самолету, на котором Кэт прилетела в холодную Швейцарию.

Этот биплан со временем станет кошмаром для многих любителей авиации. Трудно найти другой летательный аппарат, у которого в справочной литературе столько названий. В одних источниках он числится как Stromboni Model IX, в других - как dFF Urrarwy, в третьих, четвертых и двадцать пятых - как Chaparral MS.9, dFF XNF 7/28, Stromboni-dFF F9F и Atlantic Falconet. Иногда можно подумать, будто речь идет о разных самолетах или о целом семействе, выпускавшемся двумя прославленными фирмами.

Внесем ясность: правильнее всего было бы называть этот самолет dFF-Stromboni Model IX Urrarwy. XNF 7/28 - номер технического задания, выданного военно-морской авиацией на экспериментальный палубный истребитель. MS - инициалы Марио Стромбони, которыми он "подписывал" некоторые свои машины, но конструктором данного биплана его считать никак нельзя. Торговая марка Chaparral была зарегистрирована только в 1930 году. F9F - чистой воды "лигизм", в ВМФ АР действовала иная система обозначений. Что же касается Atlantic Falconet, то это имя имеет определенное право на существование - с того самого момента как самолет приземлился в Гренхене.

Желающим узнать, каким образом Urrarwy появился на свет, придется поближе познакомиться с семейством Стромбони - единственными авиастроителями АР, для которых создание летательных аппаратов было не способом зарабатывания денег, а эксцентричным, порой убыточным увлечением. Точнее даже не увлечением, а страстью. Дон Марио, ученик самого Фармана, первый морской летчик Республики, герой Великой войны, внес в создание атлантической авиации больший вклад, чем кто бы то ни было. На его деньги были куплены первые учебные самолеты, из его кассы получали стипендию пилоты, учившиеся в Италии и Франции, его международные связи помогли флоту и армии раздобыть десятки образцов новой техники - в том числе и той, которая не предназначалась для экспорта. А источником доходов Стромбони и его бесчисленных родственников служил старый добрый тотализатор - семейство владело каждой третьей букмекерской конторой на островах. Налоги с оборота этих контор выплачивались исправно.

На то, что рядом с зарегистрированным приходом-расходом течет полноводный поток наличных, не записанных ни в одну бухгалтерскую книгу, правительство закрывало глаза. Но оно не желало мириться с тем, что герой-авиатор продает самолеты "сомнительным клиентам". В контрразведке и прокуратуре этих клиентов прямо именовали пиратами, дон Марио предпочитал называть их "искателями приключений", а когда ему намекали на то, что приключения носят явно противозаконный характер, он закатывал глаза и восклицал: "Я был бы счастлив строить самолеты для Республики - но они ей не нужны!" Действительно, адмиралы и генералы шарахались от проектов Стромбони, предпочитая покупать самолеты за рубежом. Фраза, прозвучавшая на совещании у морского министра: "Этот букмекер мастерит наглядные пособия для самоубийц!" - мигом достигла ушей дона Марио и оскорбила его до глубины души. Ведь он первым поднимал в воздух все свои машины и не имел ни малейшей склонности к суициду.

Инженером в семействе Стромбони был младший брат Марио - Чезаре. Выпускник Туринского политехникума, он в 1915 году добровольцем вступил в итальянскую армию, закончил летную школу, воевал в 8-й бомбардировочной эскадрилье, участвовал в налете на Каттаро. Как правило, он подвергал любую идею брата беспощадной критике, потом с улыбкой говорил: "Но если немного поработать..." - и приступал к воплощению идеи в жизнь. Впрочем, иногда вместо улыбки его лицо искажала гримаса, и старший брат печально склонял голову, слушая тихую речь младшего: "Ты гений, но не инженер. Если бы ты был инженером, ты бы понял, что работать над этим смысла нет".

Обычно Марио приходил к Чезаре с эскизами, а то и с чертежами - чертить он умел и любил. Но история Urrarwy началась с наброска на салфетке, сделанного в ресторане отеля "Риц", где братья обедали в обществе хорошо осведомленных людей. Эти люди среди прочего сообщили, что флот собирается объявить конкурс на палубный истребитель. Дон Марио тут же вытащил механический карандаш: "Я только сегодня думал о самолете, который подошел бы этим недоумкам" - и сделал несколько штрихов. Чезаре долго изучал салфетку и в конце концов изрек: "Придется поработать".

Но долго работать над будущим истребителем ему не пришлось. Через неделю, сидя в ложе ипподрома с коммодором Блэквудом, Марио заговорил о конкурсе - и получил суровую отповедь. По словам коммодора, о приеме заявки - не говоря уж о победе - нечего было и мечтать. Если Стромбони хочет что-то продать флоту, он должен действовать через подставную фирму. И быть поразборчивее в связях. Пусть весь состав Адмиралтейства недавно сменился, но предрассудки живучи. Они куда сильней, чем память о прошлых заслугах. Блэквуд ожидал, что его старый приятель взорвется от возмущения, но Марио лишь хмыкнул: "Подставная фирма? Есть у меня одна на примете".

В качестве подставной фирмы была выбрана компания dFF. Во-первых, она совсем недавно получила крупный заказ сразу от двух ведомств - морского и почтового. Во-вторых, эта компания занималась доводкой моторов Hispano-Suiza, которые закупал Стромбони, и занималась довольно успешно. Деловые и дружеские связи между авиастроителями завязались еще пару лет назад, а теперь, осенью 1927-го, можно было поднять отношения на новый уровень.

Работа над проектом была передана Арсению Туманову и его команде. Чезаре тут же приступил к воплощению новой идеи брата - Марио задумал самолет-амфибию, "крылатую яхту" - но об истребителе не забывал и ежевечерне говорил по телефону с коллегами из dFF. Кроме того, он отправил на помощь конструкторам dFF своего лучшего чертежника, обладавшего к тому же удостоверением авиамеханика.

В феврале 1928 года Urrarwy, он же Model IX, был готов. Ему не хватало только вооружения, вместо 8-мм пулеметов поставили деревянные макеты. Первый полет, выполненный - конечно же! - самим Марио Стромбони, показал, что машина устойчива, быстро набирает высоту и весьма маневренна. 12-цилиндровый двигатель Hispano-Suiza серии L, мощность которого довели до 650 л.с., должен был принести Urrarwy лавры самого быстрого истребителя морской авиации.

Уже в середине марта новый самолет поднялся в воздух с палубы авианосца Ocean. Сразу по возвращении летчик-испытатель лейтенант Каммингз отметил серьезный недостаток: плохой нижний обзор, затрудняющий посадку. Тем не менее испытания продолжались, Urrarwy совершил еще шесть полетов, в одном из них развив скорость 330 км/ч, - но его последняя посадка на палубу оказалась роковой. Подломилась стойка шасси, повреждения получили нижняя плоскость и винт. Экспериментальный истребитель был возвращен на завод для ремонта, а через неделю Арсений Туманов получил по почте официальное уведомление о прекращении испытаний.

Честолюбивым планам Марио Стромбони не суждено было сбыться. Он надеялся на то, что Model IX выиграет конкурс, и тогда владельцы dFF во всеуслышание назовут авторов концепции и эскизного проекта (на этот счет существовала письменная договоренность с Тумановым). Но авиатор нашел чем потешить самолюбие: отремонтированный самолет, на борту которого теперь красовалась надпись Stromboni Flying Crafts, прямо с завода был доставлен в Августвилль на Semaine de Vitesse, где занял почетное третье место и даже попал на страницы таких уважаемых изданий как "Флайт" и "Люфтвахт". А затем Urrarwy, налетавший чуть более 40 часов, вернулся на завод dFF, где с него сняли двигатель, чтобы установить на усовершенствованный спортивный вариант - Urrarwy II (Model IXbis). Эту машину с несколько измененной формой хвостового оперения и уменьшенным размахом верхнего крыла строили специально для гонок в Магнуме, где она впоследствии заняла первое место. Что же касается несостоявшегося истребителя, то он получил двигатель Hispano-Suiza серии J (мощность после доводки - 480 л.с.), металлический винт и подвесные топливные баки. Последнее требовалось для проверки одной весьма перспективной идеи. Обстоятельства сложились так, что эту проверку провели далеко от Атлантических островов, в небе Швейцарии, Италии и Германии.

Продолжение следует

Иллюстрация: © lnago

Views: 271

Comment

You need to be a member of Tarrantry to add comments!

Join Tarrantry

Comment by lnago on May 24, 2012 at 9:19pm

Наиболее логично. К тому же фонетически созвучно слову "гвук", слова явно из одного языка.

Comment by lord_k on May 24, 2012 at 9:08pm

Насчет названия: может быть, на местном индейском наречии Urrarwy - это небольшая хищная птица? Потому что в Швейцарии машину переименовали в Falconet (крошка-сокол).

Comment by lord_k on May 24, 2012 at 9:06pm

Спасибо вам, друзья. Постараюсь оправдать ожидания.

Comment by vasillich on May 24, 2012 at 8:29pm

Прочел залпом!:-) С нетерпением жду продолжения...

Comment by lnago on May 24, 2012 at 7:39pm

"Уррарви" - это я придумал... а вот чего означает - не придумал))) Может ты чего сообразишь?

Comment by der Fluger on May 24, 2012 at 7:15pm

Кстати, что означает «Urrarwy»?

Comment by der Fluger on May 24, 2012 at 7:12pm

Просто замечательно! Благодарю!

Comment by lord_k on May 24, 2012 at 5:42pm

Рад, что пришлось по душе. С продолжением постараюсь не тянуть.

Comment by lnago on May 24, 2012 at 12:40pm

При полнейшем моём восторге! Браво, Илья! Спасибо за историю семьи Стромбони.

© 2022   Created by lord_k.   Powered by

Report an Issue  |  Terms of Service