Tarrantry

The world that could be

Первая интервенция

Если вам случится побывать в Магнуме - обязательно посетите River Plate House на Индепенденс-авеню. И не спешите заходить в ресторан. Конечно, вам будет трудно удержаться от искушения: запах, струящийся из кухни, оставит равнодушным разве что вегетарианца. Но все-таки призовите на помощь всю вашу силу воли и нырните в арку справа от главного входа. Белая дощатая лестница приведет вас на галерею, в которой расположился Cалон Телячьей Kожи. Под гирляндами из аргентинских флагов - бумажники и сапоги, краги и поясные ремни, футляры для игральных карт и брюки для верховой езды. Допустим, не все здесь сделано именно из телячьей кожи - есть и страусиная, и крокодиловая, да и другие рептилии идут в ход, - и далеко не все сырье поступило именно из Аргентины. Но так уж повелось в Атлантической Республике, что LLC - Кожаная компания Лопиша (или Лопеса, если испанское произношение этой фамилии кажется вам более благозвучным) и шкуры, которые она привозит c берегов Ла Платы - практически синонимы. Не в последнюю очередь благодаря "телячьим салонам", открытым во всех крупных городах, по соседству с аргентинскими ресторанами или независимо от них.

Непременно что-нибудь купите - пусть даже мелочь. И идите в ресторан, где в ожидании заказа можно через толстое стекло наблюдать за тем, как команда в белых куртках управляется со своим арсеналом - от маленькой сковородки для филе-медальонов до огромного вертела, на котором можно зажарить целую коровью тушу.

А в салоне, уже получив свою покупку, вы увидите над выходом на лестницу старинную литографию - лихой всадник с трехцветным флагом. Возможно, вы скажете: "О, настоящий аргентинский гаучо!" И приказчик угодливо кивнет: "Да, самый настоящий!" Не верьте. Эта литография - память о давней странице истории семейства Лопиш, так называемой "частной интервенции" или "бразильской авантюре".

В 1837 году Мануэл Лопиш, младший сын капитана Франсишку Лопиша, главы одного из Двенадцати семейств Смолл Айленда, оказался в провинции Риу-Гранди-ду-Сул, отделившейся от Бразильской империи и провозгласившей независимость. Местные скотоводы искренне не понимали, почему имперское правительство облагает пошлиной их продукцию - солонину и кожу, вместо того чтобы поддерживать отечественного производителя. Вот и решили: раз уж к нам относятся как к иностранцам (но при этом загребают в армию), то мы и станем иностранцами. А заодно отменим рабство, примем демократические законы и продемонстрируем миру всю отсталость империи.

Brasão da República Rio GrandenseМир, занятый тысячами других дел, не проявил к новорожденному государству никакого внимания. Республику Риу-Гранди (ее еще именовали "Республикой Пиратини" - по названию города, где была зачитана декларация независимости) не признало ни одно иностранное государство. К тому же Бенту Гонсалвиш, один из вождей повстанцев, избранный президентом, сидел в плену у имперцев.

Лопиш-младший прибыл в Риу-Гранди по делам семейного торгового дома примерно за месяц до бегства Гонсалвиша из плена. Он быстро обнаружил, что в разгар войны (ее называли "войной оборванцев" - бразильские гаучо одевались не слишком элегантно) можно неплохо заработать - и наладил бартерную торговлю с АР. Из внутренних районов провинции на Смолл Айленд шли коровьи шкуры и бочки с солониной, а обратными рейсами доставляли ружья и порох, которые на островах имелись в избытке.

Генерал Антониу ди Соза Нету

В конце 1838 года Мануэл Лопиш, успевший войти в доверие к руководителям республики - президенту Гонсалвишу и его ближайшим соратникам Антониу Нету и Гомишу Жардину - отправился домой. Он пообещал набрать воинов-добровольцев. Долгих три месяца он с кучкой помощников обходил порты, таверны и рынки, соблазняя молодежь и ветеранов локальных войн возможностью бесплатно получить земли в чужой стране. Тот, кто верил в эту возможность, мог на месте получить задаток - целых два пиастра.

Четыре сотни добровольцев (или правильнее будет называть их наемниками?) появились в Риу-Гранди-ду-Сул одновременно с итальянским торговым моряком по фамилии Гарибальди, который стал во главе республиканского флота. И вместе с его Легионом отправились отвоевывать у империи провинцию Санта-Катарина. Операция вначале развивалась очень успешно как на море, так и на суше. Была провозглашена Республика Жулиана со столицей в городе Лагуна. Кстати, именно там Джузеппе Гарибальди познакомился со своей будущей женой Анитой.

"Ты будешь моей!" Первое свидание Джузеппе и Аниты

Но уже через четыре месяца имперский флот разгромил морские силы республиканцев и восстановил контроль над территорией Санта-Катарины. Уцелевшие солдаты и матросы вернулись в Риу-Гранди-ду-Сул, где продолжали вести войну с имперцами, которые контролировали большую часть прибрежной полосы. Для Лопиша было очень важно сохранить выход к морю - ведь это обеспечивало продолжение выгодной торговли. Использовав все политическое влияние своего отца, он добился отправки к берегам мятежной провинции двух корветов, которые охраняли гавань Риу-Гранди.

Ситуация изменилась к худшему в 1840 году, когда имперское правительство объявило об амнистии для повстанцев. Многие гаучо, воевавшие в пограничных районах, сложили оружие или даже перешли на сторону империи. Итальянский легион Гарибальди ушел в соседний Уругвай, прихватив с собой три десятка атлантов. Объем торговли с АР заметно сократился. Тем не менее корветы оставались на рейде - для атлантического правительства они было средством политического давления на императорский двор и Генеральную ассамблею, которые не спешили ратифицировать двусторонний договор, подписанный еще в 1828 году.

После того как в Рио-де-Жанейро был коронован 15-летний Педру II, а новым командующим имперских сил на юге Бразилии стал генерал ди Лима-э-Силва, руководство Республики Риу-Гранди тоже сменилось - место президента Гонсалвиша занял Гомиш Жардин, который вступил в тайные контакты с имперским правительством. В 1843 году адмиралтейство АР отозвало корветы - к тому времени в Коре уже получили заверения в том, что договор будет ратифицирован, а мятежная республика воссоединится с империей. Так и произошло.

Сразу после ратификации бразильско-атлантического договора Лопиш с небольшим отрядом добровольцев покинул Риу-Гранди. Его семья заработала на торговле с "оборванцами" огромную сумму - по разным подсчетам, от 300 тысяч до 1 миллиона пиастров. Впоследствии торговый дом семейства Лопиш начал импортировать говядину и кожу (а также пшеницу) из Аргентины, чем занимается и по сию пору. Только вместо солонины на острова везут охлажденное и мороженое мясо.

Двадцать два добровольца остались в Бразилии, получили амнистию и - после окончательного падения Республики 1 марта 1845 года - стали подданными дона Педру II.

Foi o 20 de Setembro...Вот о чем можно подумать, разминая в руках новенький бумажник, пока на кухне священнодействуют над вашим заказом, а из радиолы льются аргентинские (и порой даже бразильские) мелодии. И не удивляться, прочитав в газете изложение очередной речи Жетулиу Варгаса, который на съезде промышленников в Сан-Паулу напомнил аудитории об "алчных островных плутократах, еще в годы Регентства пытавшихся разрушить территориальное единство Родины".

Views: 220

Comment

You need to be a member of Tarrantry to add comments!

Join Tarrantry

Comment by lord_k on August 14, 2012 at 6:51pm

Спасибо!

Comment by lnago on August 14, 2012 at 6:49pm

Очень ароматный рассказ! Потрафил буквально всем каналам восприятия информации)))

Comment by lord_k on July 28, 2012 at 5:35pm

История у нас ничуть не менее интересная, чем у бразильцев. Есть что вспомнить.

Comment by Yosikava on July 28, 2012 at 5:33pm

Какая интересная история у нашей Республики!

С удовольствием прочёл об этих давних, но очень важных событиях.

© 2022   Created by lord_k.   Powered by

Report an Issue  |  Terms of Service