Tarrantry

The world that could be

Часы для Республики (IV)

Часть I

Часть II

Часть IIIa

Часть IIIb

На следующий день после прибытия в Швейцарию Кэтрин появилась на часовом заводе - только затем чтобы взять в конторе ключи от служебного грузовичка. Наотрез отказавшись от услуг заводского водителя, она отправилась на железнодорожную станцию - получать ящик со своими вещами (одна четверть объема) и аппаратурой (остальные три четверти). Ее мимолетное появление дало часовых дел мастерам, мастерицам и подмастерьям богатую тему для сплетен и пересудов. Простые, но умудренные житейским опытом швейцарские женщины решили, что "фройляйн Рональдс" - никакая не сестра "капитэна Михаэля", как они называли Майкла, а любовница, выписанная с далекой родины за казенный счет. Наибольшее волнение Кэтрин вызвала у пятнадцати практикантов из Атлантической Республики, которые работали на заводе уже третий месяц. Каждый мечтал познакомиться с этой девушкой - и мало кому могло прийти в голову, что больше всего времени она будет проводить с самым юным и неказистым из них.

Но не станем забегать вперед. Раз уж зашла речь о практикантах, скажем, что их приезд позволил коммандеру Роналдсу провести в компании Atlantic Watch очень важную реформу. Дело в том, что бывший служащий Морского Арсенала, привыкший к 46-часовой рабочей неделе, дешевым и быстрым обедам в кафетерии, оплачиваемому отпуску и бесплатному медицинскому обслуживанию, считал условия труда швейцарских часовщиков нечеловеческими - 12-часовой рабочий день, никаких отпусков и медицинских страховок, ближайший врач - в Золотурне. Причем так работали не только в Беттлахе, но и в соседнем Биле, да и во всей Швейцарии. Лишь через четыре месяца после назначения Майкл добился того, что в цехах появились аптечки - что уж там говорить об отпусках, медпункте, а тем более о кафетерии? И все-таки он стоял на своем, взывал к человеческим чувствам миноритарных акционеров, отправил в Заморское общество пространный доклад и был готов кому угодно объяснить, что улучшение условий труда в долгосрочной перспективе окупится с лихвой - ведь будет меньше брака, меньше несчастных случаев и неявок по болезни, а самые опытные работники дольше сохранят трудоспособность.

В конце минувшего года у инженер-коммандера появились два важных козыря, позволивших ему договориться с акционерами об оплачиваемом отпуске, медицинской страховке и горячих обедах для рабочих. Во-первых, завод получил самый крупный заказ за всю свою историю - из Германии, на дешевые часы для универсальных магазинов Шокена. Во-вторых, в Беттлахе должны были вот-вот появиться практиканты. "Простите, придется поступиться частью прибыли, чтобы не превращать граждан свободной страны ни в рабов, ни в привилегированную касту. Как-никак, контрольный пакет акций - у нас!" Перед этим Роналдс побывал в Коре (как это странно звучит - "домой, в командировку"!) и Никель-Сити, чтобы лично отобрать полтора десятка учеников. На объявление - не обещавшее никаких золотых гор - откликнулось больше ста кандидатов, в большинстве своем недавно отслуживших на флоте. Механики, орудийные номера, связисты. Родной язык у всех - немецкий. Соответственно, уроженцы Никеля. По итогам собеседований и практического экзамена было отобрано четырнадцать будущих часовщиков. Пятнадцатый шел вне конкурса. Что тут поделать - вундеркинд!

Якоб Гриншпун, которого все знали как "рыжего Янкеля", приходился родным внуком единственному часовому мастеру Цецилиенкапа. Тридцать лет назад его дед, вдовец, переселился на Нойрур из прусской Силезии вместе с единственной дочерью. Выдал ее замуж за приличного молодого человека из Кракова - но зять подхватил какую-то непонятную тогдашним врачам заразу и скоропостижно скончался за месяц до рождения сына. Дочь часового мастера вернулась в отцовский дом - а сразу после войны вышла замуж за интернированного писаря с морской базы, уехала с ним в Германию, оставив мальчика отцу, и больше не возвращалась. Янкель рос в часовой мастерской.

Дедушка Янкеля был похож на этого часовщика с картины Юделя Пэна - борода, ермолка... Но в маленькой еврейской общине Цецилиенкапа Арье-Лейб Гриншпун считался вольнодумцем. В синагогу он ходил три раза в год, кашрут соблюдал весьма приблизительно, в субботу мог выкурить трубочку-другую. Образованные евреи - инженеры и врачи его в свою компанию не принимали, а богобоязненные с Арье-Лейбом без особой необходимости не общались. Но исправные часы нужны были и тем и другим, а также немцам, полякам, чехам, индусам и кто там еще обитал на острове.

Рыжий веснушчатый Яаков (или Якоб, как его звали учителя на немецкий манер) играл с гирьками, шестернями и пружинами. Его любимым занятием было строительство всяких диковинных и заведомо бесполезных механизмов, но разбирать и чистить часы - стенные и каминные, наручные и карманные - он постепенно стал не хуже деда. Со сверстниками ему было скучно, игра в мяч и плавание казались пустой тратой времени. При этом Янкель хорошо учился, даже очень хорошо, перепрыгивая из второго класса в четвертый, из пятого - в седьмой. Самые сложные контрольные писал за четверть часа. Когда он в шестнадцать лет сдал экзамены на аттестат зрелости, к Арье-Лейбу пришел инспектор учебного округа и предложил отправить мальчика в Кор, в университет. "Я с ним уже говорил об этом", - вдохнул старик, - "но он хочет хотя бы один год поработать со мной". Инспектор дождался Янкеля и уговаривал его битый час, а потом горестно махнул рукой и удалился, оставив список литературы для подготовки к вступительным экзаменам.

Может быть, вундеркинд и поступил бы в университет - в первый год после школы представления о жизни у многих юношей резко меняются - но тут ему попалось на глаза объявление в газете "Инзель-Анцайгер". И он, ни слова не сказав деду, отправился на станцию и поехал в столицу острова. Это был первый день собеседований. Впрочем, Роналдс с мальчиком особо не беседовал, ему было достаточно увидеть, на что способны руки "рыжего чертенка". Так он потом Янкеля и называл - Рыжий Чертенок, в глаза и за глаза.

Вернемся к прекрасной Кэтрин. Она целую неделю занималась обустройством маленькой съемной квартиры в Гренхене. Отчего именно там, а не в Золотурне? Ответ прост: поближе к аэродрому. Urrarwy стоял в ангаре, дожидаясь, пока из Берна придут документы о регистрации. Несостоявшийся истребитель и призер август-айлендских гонок должен был получить швейцарский бортовой номер и новое имя - Falconet. Впрочем, можно это считать вольным переводом его старого названия, ведь и "urrarwy" на языке атлантических индейцев обозначало самого мелкого сокола.

Наконец, бумаги были получены, квартира обставлена - и настало время летать и снимать. А также - мастерить все те устройства, которые пока что существовали лишь в эскизах и в голове Кэтрин Роналдс. Авиатрисса еще на Биг Айленде навострилась снимать с рук в горизонтальном полете. Но качество снимков, сделанных обычной складной камерой на 7,5-см пленку, не шло ни в какое сравнение с широкоформатными фотографиями, полученными с помощью специальных аппаратов Картографической службы флота.

Curtiss N2C-1 FledglingТакие камеры устанавливались на турель в двухместном самолете-разведчике. Новейшая и самая дорогая из них, Fairchild K-4, заряжалась 23-метровым рулоном 18-сантиметровой пленки, на который можно было отснять 115 кадров. Стоила она 3500 долларов Лиги, и было их четыре во всей Республике - одна у министерства транспорта и три - у флотских картографов.

Кэтрин считала, что современные мелкозернистые материалы позволят использовать для аэрофотосъемки менее громоздкие камеры; что можно и нужно устанавливать на один самолет несколько камер - с разной оптикой; что пилот одноместного самолета способен управиться со съемочной аппаратурой, если процесс съемки будет автоматизирован до предела. Осталось только проверить жизнеспособность всех этих безусловно прогрессивных идей. Теперь к ее услугам был целый цех, а также несколько опытных швейцарских мастеров - и Янкель. И, проведя утро на аэродроме, она седлала мотоцикл и приезжала на завод, чтобы увидеть, как ее эскизы обретают плоть - стальную, латунную, алюминиевую.

Внук силезского часовщика оказался идеальным исполнителем. Он охотно брался делать крепления и боксы для камер - то, чем ветераны беттлахского завода наотрез отказались заниматься. Он начинал строить из проволоки модель, едва увидев очередной набросок. Он мгновенно рассчитывал размеры деталей, которые только предстояло вычертить. Он часами простаивал у станков, вытачивая уже вычерченное. Может, Янкель был влюблен в Кэтрин? "Ничего подобного, - смеялась девушка. - Если бы я была одноглазой столетней старухой, этот рыжий старался бы точно так же!"

В апреле Кэтрин совершила несколько полетов на средние дистанции - в Мюнхен, Лион и Милан - с двумя камерами  на внешней подвеске. Дистанционное управление работало практически безотказно, пружинные механизмы для перемотки пленки выдержали испытание, сама пленка ни разу не порвалась. Серьезные претензии у авиатриссы были только к прицелу. Но кому жаловаться, если она же его и конструировала?

Продолжение следует

Фото 1: IWC

Фото 3: Russell T. Gerow collection

Views: 293

Comment

You need to be a member of Tarrantry to add comments!

Join Tarrantry

Comment by lord_k on June 20, 2012 at 2:31pm

To der Fluger:

Коммандера я собираюсь вернуть в Кор не позже 1934 года. За время, проведенное в Швейцарии, он может познакомиться с несколькими полезными безумцами. И использовать эти знакомства для борьбы с технозлодеями.

Comment by der Fluger on June 20, 2012 at 8:20am

У меня тоже мысли о шифровальных машинах, кстати. И не только о них. Есть мысль каким-то образом связать Роналдса с классическими сумасшедшими учёными. Вернувшись в АР, он может заняться поиском и нейтрализацией различных технозлодеев, коих у нас к началу 40-х будет некоторое количество.

Comment by Yosikava on June 19, 2012 at 5:14pm

Милорд, у Вас прекрасные планы на продолжение! 

Часы - это точные механизмы, а опыт в их производстве может пригодиться во многих отраслях.

Comment by lord_k on June 19, 2012 at 12:38pm

Просто хотелось бы обсудить эти планы с вами. К тому же герои часовой истории могут еще кому-нибудь понадобиться.

Comment by lnago on June 19, 2012 at 12:25pm

По-моему прекрасное продолжение судьбы героев, к тому-же "в контексте". Я думал у тебя совсем на них не было никаких планов, а так - всё чудесно.

Comment by lord_k on June 19, 2012 at 12:01pm

У меня, по совести сказать, на Майкла были другие виды. Связанные с шифровальными машинами. И, соответственно, с Янкелем, которому не вечно часы мастерить. Сверхточные торпеды тут тоже могут появиться, конечно. А насчет социалистической деятельности - так он не социалист вовсе. Просто привык к определенному порядку.

Насчет рекордного перелета для Кэтрин (Атлантика с юга на север?) я давно думаю.

Comment by Yosikava on June 19, 2012 at 11:46am

Какая Кэтрин, всё-таки эмансипированная дама!!!
Может отправить её в дальний рекордный перелёт...

Роналдс пусть остаётся социалистом, но в Москву ему перебираться не стоит. Может в недалёком будущем он вернётся на Родину и создаст для флота Республики сверхточные торпеды....

Comment by lnago on June 19, 2012 at 10:52am

Как всегда на 5+

Может быть по предложению Владимира - Кэтрин продолжает летать в АР, совершая необычные полёты. А, Роналдс остается в Европе осуществляя социалистическую деятельность, может даже перебравшись в Москву...

Comment by lord_k on June 18, 2012 at 8:10pm

Хорошая идея. Если что придумаете насчет коммандера - пишите.

Comment by vasillich on June 18, 2012 at 7:58pm

Есть идея насчет Кэтрин. Давно хочу написать историю, как флот АР картографировал Южную Америку. Например, зону панамского канала. Так сказать, инкогнито, на фоторазведчиках, модификациях вот такого самолета http://atlantic-rep.livejournal.com/51633.html . Работа трудная, несколько часов полета над океаном, затем на максимальной высоте над каналом, со всеми перипетиями. Если все срастется, хотел бы заняться, когда закончу ТК и палубный пикировщик.

© 2022   Created by lord_k.   Powered by

Report an Issue  |  Terms of Service