Tarrantry

The world that could be

Среда, 17 июня 1931 года.

Полицейский вахмистр Вилли Султан заканчивал смену. За восемь часов непрерывного патрулирования - никаких происшествий. Через двадцать минут можно будет отправляться домой.

Циклокар катился по приморскому шоссе. На повороте луч единственной фары выхватил из темноты странную фигуру. Что именно показалось Вилли странным в этой фигуре, он и сам не сумел бы объяснить. Почему же он притормозил? Прежде всего потому, что одинокий прохожий шел, покачиваясь, в направлении города. Если б он двигался в обратную сторону, можно было не обращать внимания - подумаешь, хватил лишку в какой-нибудь пивной, открытой допоздна, и возвращается в свой поселок. Но там, откуда топал этот тип, пивные закрывались в девять вечера, а то и раньше.

Не выходя из машины, вахмистр крикнул: "Halt!" Странный человек лишь ускорил шаг. Пришлось нажать на газ, обогнать, поставить циклокар поперек дороги. На повторный "Halt!", усиленный для верности английским "Stop!", ночной путник отреагировал. Теперь стало ясно, отчего у него такая странная походка: попробуйте ходить ровно, если ваша правая нога обута в высокий шнурованный ботинок, а левая всего лишь в полосатый носок. И все это - как и одежда путника - мокрое до нитки.

- Wachtmeister Wilhelm Sultan, Polizeiamt Nickelstadt-Süd, - представился Вилли. И осведомился, не нужна ли странному человеку помощь. В ответ тот скривил лицо - совсем молодое, но изрядно опухшее, - и злобно процедил сквозь зубы: "Полицай!" Вахмистр повторил вопрос на английском. Еще одна гримаса, еще более злобная, и никакого ответа. Попытки выяснить, как зовут ночного путника, откуда он и чем занимается, удостоились целой тирады на непонятном языке, из которой полицейский запомнил два слова: pindos и negritos.

Вилли Султан, потомок африканских рабов, с отличием закончил народную школу имени Шиллера, но его лингвистические познания ограничивались двумя языками. Выслушав незнакомца, он принял самое логичное решение - сдать его в участок вместе с вечерним дежурством. Человек мало того что мокрый до нитки, так еще явно не в себе и настроен весьма агрессивно. Хорошо хоть не стал сопротивляться, когда вахмистр взял его за локоть и повел к машине.

Через десять минут циклокар остановился у Южного участка никельштадтской полиции на углу Мольткештрассе и Моммзеналлее. Вилли помог найденышу выбраться с тесного заднего сиденья и подтолкнул к двери, чтобы предъявить своему начальнику - лейтенанту Виттенбергу. Начальник всего час назад заступил на ночное дежурство. Если бы в участке дежурил его заместитель, унтер-лейтенант Баум, история могла бы закончиться иначе. Но Виттенберг, выслушав рапорт вахмистра, прерывавшийся явно ругательными репликами задержанного, только рассмеялся:

- Ох, не на греческом он говорит, а на русском. Сдавай смену, я с ним разберусь, - и потянулся к телефону.

Без пяти одиннадцать - не лучшее время для звонка уважаемому предпринимателю. Однако Виттенберг был уверен в том, что герр Туманов согласится оказать полиции небольшую услугу. И не ошибся: совладелец авиастроительной фирмы был готов прийти на помощь. Предупредил, что приедет не один. Слегка замявшись, попросил прислать за ним машину - "если у тебя есть под рукой настоящий автомобиль, а не эти костотрясы".

За Тумановым и его спутниками поехал курсант полицейской школы. Все равно околачивается в участке без дела, пусть хоть какая-то польза будет. А пока вместительный фаэтон колесил по ночным улицам, лейтенант Виттенберг изображал из себя доброго самаритянина, предлагая задержанному сухое белье, еду и питье. Странный тип гордо отверг фуфайку и кальсоны, с аппетитом сжевал бутерброд и одним глотком опустошил кружку кофе. Даже сказал: "Danke", хотя прежде не выказывал никаких признаков знания немецкого.

Туманов приехал в двенадцатом часу. С ним были его компаньон Ярослав Хасанян и гость - подполковник Алекс Шувалов, начальник Технического управления Армии АР. Они совсем недавно прикончили бутылочку коньяку и пребывали в очень добродушном настроении. Задержанный, услышав русскую речь, заметно приободрился. И насупился, когда Арсений Туманов стал говорить с лейтенантом Виттенбергом на немецком - хотя разговор вышел совсем короткий. Начальник участка и его добровольный помощник условились о том, что не будут переводить каждый вопрос и ответ, а потом совместно составят протокол.

Ночные гости уселись напротив загадочного путника.

- Ну-с, приступим, - начал Туманов. - Расскажите-ка, милейший - кто вы, откуда, как сюда попали?

- Куда это - "сюда"? Где я вообще? - вскинул голову странный тип.

- Южный участок городской полиции Никельштадта или Никель-Сити, как вам угодно. Остров Никель, Атлантическая республика, - с улыбкой ответил Арсений. И добавил: - Планета Земля.

- Какая-такая республика?

- Республика, повторяю, Атлантическая, - терпеливо продолжил Туманов. - Будьте любезны, представьтесь.

- Я Витек. На форуме - Перун123, в контактике - тоже Перун, но 456, а в клане - Панцерфауст-ноль-два.

- Витек... Виктор, стало быть. Может быть, еще и фамилию назовете?

- Фамилию свою я вам не скажу. Мало ли кто вы такие. Тебя-то самого как зовут?

- Не надо мне тыкать, молодой человек, мы с вами на брудершафт не пили. Зовут меня Арсений Туманов, я конструктор летательных аппаратов. Справа мой коллега Ярослав Хасанян, а это подполковник Шувалов, Алексей Владимирович.

- Какой армии подполковник? - задержанный прищурился.

- Атлантической, знамо дело, - хмыкнул Шувалов.

- НАТО, что ли? Пиндосский прислужник? - парень брызгал слюной, выкрикнул еще с полдюжины непонятных слов и втянул голову в плечи. Как будто испугался, что лейтенант Виттенберг, стоявший рядом, даст ему подзатыльник. После короткого замешательства Хасанян произнес самым миролюбивым тоном:

- Юноша, ведите себя прилично. А то мы покинем сей гостеприимный дом, и дальше с вами будут общаться исключительно по-немецки. Хотите? Нет? Тогда рассказывайте, не томите - как очутились в наших краях?

- Да как... Никак - сидел дома за компом, рубился в танчики, поставил качаться новый сериал, нажал на что-то не то, и вдруг я в воде по шею. Решил сначала, что спецэффект какой, четыре-ди, потом чувствую, что взаправду. Вода, правда, теплая. Полез на берег, выбрался на трассу, и тут этот ковбой на инвалидке...

Гости заулыбались. Из сказанного парнем они не поняли почти ничего, но то, что он назвал полицейского вахмистра "ковбоем", их развеселило. Неужто из-за широкополой шляпы?*

- Затейливо выражаетесь, молодой человек, - отметил Туманов. - А где, позвольте узнать, ваш дом?

- В Ногинске. Московская область.

- Хмм... И вы хотите сказать, что очутились здесь как по щучьему велению? Может быть, вы потеряли сознание?

- Да никакого сознания я не терял! Нажал, говорю, на что-то, и сразу...

- Ну-с, какой сегодня день?

- Среда!

- Среда, верно. А число? Месяц?

- Тринадцатое. Июня. Две тысячи двенадцатого года, - отчеканил Витёк. И так же чеканно повторил, поскольку его собеседники отказались верить услышанному, переглядывались, а Хасанян даже покрутил пальцем у виска. Шувалов подался вперед:

- К вашему сведению, Виктор, сегодня 17-е число. Месяц - июнь, да. А год - тысяча девятьсот тридцать первый.

- Какой-какой?

- Тридцать первый. Тысяча девятьсот тридцать первый от Рождества Христова. Удивительно, правда?

- Тридцать пе-е-ервый... Так значит, я попаданец! Я - по-па-данец! Попа-попа-попаданец! С ума сойти! Или вы тут кино снимаете?

- Да уж какое кино, - вздохнул Туманов. Он был уже почти уверен в том, что перед ним душевнобольной, и жалел о визите в участок.

- Блин, так мне в Москву надо! Рассказать все про танчики. И про патрон промежуточный, и про вредителей! Самому Сталину рассказать!

Хасанян, которого все происходящее привело в насмешливое настроение, ухмыльнулся:

- Зачем так далеко? Сталина, правда, обещать не могу, но у нас на заводе Чугункин работает. Отличный механик, между прочим.

Ответом на это шутливое предложением стал поток ругательств - по большей части вполне понятных.

- Ну ладно, пора закрывать лавочку, - буркнул Туманов. И обратился к Виттенбергу - мол, это случай не по нашей части, и впутывать сюда контрразведку тоже не надо. Пусть парнем займутся врачи, поколют ему чего-нибудь успокоительного, снимут агрессию, а там можно будет предъявить его консулу Федерации - если тот захочет, конечно. Разговор с лейтенантом проходил под аккомпанемент выкриков Витька, который тыкал в гостей пальцем и называл их буржуями недобитыми, эмигрантишками, рукопожатными общечеловеками и хрустобулочниками.

Туманов, Хасанян и Шувалов отправились выпить еще коньяку, чтобы встреча с сумасшедшим забылась как можно скорее. Витек, он же Перун и Панцерфауст, переночевал в чистенькой камере полицейского участка. Утром за ним приехал санитарный автомобиль и со всеми почестями  доставил в единственную на острове психиатрическую клинику. А еще через три дня странный пришелец исчез, оставив на койке смирительную рубашку. Больше его никто не встречал.

------------------------------------

* Никельские полицейские донашивали тропическую форму германских колониальных войск - мундиры песочного цвета и серые широкополые шляпы с синим кантом.

Views: 639

Reply to This

Replies to This Discussion

А-а-а!!! Это феерично! И к нам этих занесло))) За "ковбоя в инвалидке" отдельное спасибо!

Так они везде. Один к нам попал - хорошо бы, им все и ограничилось.

Рад, что понравилось.

"Так они везде" - раньше счёл-бы эту фразу игровой, фигуральной. Если-бы однажды не получил подтверждение от человека которому доверяю.

Оказался попаданцем оттуда?

Нет))) Знакомая леди, человек добрешей души и свойственной женской натуре - интуиции. И кстати, абсолютно не "в теме" всех таких дел. Как-то выпучив глаза, рассказывала мне как: "вот только что, в троллейбусе, встретила пару из середины 80-х." Подробно описала их туалет со всеми "кооперативными" заколками-ращёсками и пр. Описала своё восприятие этой пары, что именно почувствовала, что они "не отсюда". Более того, когда эта пара увидела её повышенное внимание к себе, они встали и поспешно вышли.

У одной из своих знакомых леди читал в журнале практически такое же описание. Только дело было не в троллейбусе, а в метро. Может быть, и пара та же самая? Все ездят и ездят, надеясь на то, что общественный транспорт наконец-то вернет их домой?

Как вариант. Наверняка из общественного транспорта можно "проскочить")))

Но есть риск остаться там навсегда. Что отметил еще Кортасар.

:))))) Здорово, Милорд!!!!

А ведь и вправду фантазии у попаданцев только и хватит, что на танчики да промежуточный патрон для Сталина... ;)

Скучные они какие-то.

Какая неописуемая прелесть! :)

Какая чудесная вещь! И как я ее пропустил...

И по карте все сходится:-). Туманов живет на Южной Стороне,  South-Side, где самое место Polizeiamt Nickelstadt-Süd...:-)

RSS

© 2017   Created by lord_k.   Powered by

Report an Issue  |  Terms of Service